• В Бангладеш на стройке АЭС местные жители избили российских инженеров title=
    В Бангладеш на стройке АЭС местные жители избили российских инженеров
  • Открыто дело о банкротстве производителя ТМ “Гаврилівські курчата” title=
    Открыто дело о банкротстве производителя ТМ “Гаврилівські курчата”
  • Полиция Дании лишила владельца новой Lamborghini за $310 тыс. через пару часов после покупки title=
    Полиция Дании лишила владельца новой Lamborghini за $310 тыс. через пару часов после покупки
  • Мишустин не трогает Токарева - зама министра Савельева title=
    Мишустин не трогает Токарева - зама министра Савельева
Вторник, 28 Сентябрь 2021 00:00

Российских наемников обсудили в ООН Избранное

Отправка подразделений ЧВК в Мали активно обсуждалась в Нью-Йорке.
Тема российских наемников в Африке вышла из тени. Этот вопрос открыто обсуждался в Нью-Йорке во время сессии Генеральной ассамблеи ООН. Глава МИД РФ Сергей Лавров подтвердил, что власти Мали обратились за помощью в обеспечении безопасности к российской частной военной компании. Об этом со ссылкой на источники уже пару недель пишут западные СМИ. По словам господина Лаврова, тема очень волновала европейских партнёров, с которыми он встречался в Нью-Йорке. Со своей стороны, премьер-министр Мали Шогель Кокалла Маига заявил с трибуны ООН, что Бамако ищет новых партнёров, чтобы заполнить «пустоту», которая неизбежно возникнет после завершения Францией антитеррористической операции «Бархан».

Власти Мали обратились к российской частной военной компании (ЧВК), так как не уверены, что смогут справиться с террористами без внешней поддержки. Об этом заявил глава МИД РФ Сергей Лавров в ходе состоявшейся в субботу пресс-конференции в Нью-Йорке. При этом он отметил, что российские официальные структуры не имеют к этой договоренности никакого отношения — просто власти Мали оказались в безвыходной ситуации, когда поддержка со стороны тех, кто обещал им бороться с терроризмом, стала сокращаться.

Об этом сообщает Люди

По словам министра, «деятельность (очевидно, ЧВК.— “Ъ”) осуществляется на законной основе и касается отношений между принимающей стороной — это законное правительство, признанное всеми как легитимная переходная структура,— с одной стороны и теми, кто предлагает услуги по линии иностранных специалистов».

Глава МИДа весьма изящно обошел скользкую тему наемничества, которое подпадает под статью Уголовного кодекса РФ. Деятельность ЧВК в России не регламентирована, при этом государство, очевидно, использует, частные структуры в своих интересах. Напомним, что о российских наемниках (в первую очередь «ЧВК Вагнера»), которые воюют в Сирии, Ливии, ЦАР, западные СМИ пишут уже много лет. Официально Москва эту информацию никогда не подтверждала, но табу с темы на высоком уровне было снято лично президентом РФ Владимиром Путиным. В январе прошлого года в ходе пресс-конференции с канцлером Германии Ангелой Меркель на просьбу журналиста подтвердить присутствие наемников «ЧВК Вагнера» в Ливии он ответил: «Если там и есть российские граждане, они не представляют интересов российского государства и денег от российского государства не получают». Ещё проще все оказалось в ЦАР. Там в отличие от Ливии российские инструкторы находятся по приглашению властей страны. «В ответ на просьбу центральноафриканского руководства и с ведома комитета СБ ООН 2127 в 2018 году в страну были командированы 5 военных и 170 российских гражданских инструкторов для подготовки военнослужащих ЦАР. В дальнейшем число военных специалистов увеличилось до 235 человек»,— говорилось в сообщении МИД РФ в апреле. Кто эти инструкторы и к каким структурам они относятся, никогда не комментировалось. В Мали также речь идёт об официальных договоренностях с властями страны, а значит, с точки зрения Москвы, все законно.

«Правовой парадокс в том, что негосударственные военизированные организации уже осуществляют свою деятельность, но при этом в настоящее время в России отсутствует её специальное регулирование, это такая своеобразная серая зона»,— отметил в беседе с “Ъ” старший партнёр КА Pen & Paper Константин Добрынин. По его словам, «еще в 2007 году была принята резолюция Генассамблеи ООН, призывающая государства, импортирующие услуги частных компаний по оказанию военной помощи, создать национальные механизмы, регулирующие регистрацию и лицензирование этих компаний, для обеспечения того, чтобы соответствующие услуги не препятствовали соблюдению прав человека и не нарушали прав человека в стране-получателе». Говоря о конкретной ситуации в связи с соглашением правительства Мали, господин Добрынин отметил: «Уверен — то, что, по сути, в данном контексте является ЧВК с точки зрения правовой формы, никакой ЧВК являться не будет, поэтому и юридических последствий не будет. Но в целом вопрос о правовом урегулировании статуса ЧВК объективно назрел».

Страны против «Вагнера»

Информация о возможной договоренности властей Мали с российской ЧВК появилась в западных СМИ в середине сентября. В частности, о подготовке к завершению сделки сообщило агентство Reuters со ссылкой на несколько источников. По информации агентства, Мали готово платить «ЧВК Вагнера» около $10,8 млн ежемесячно за обучение местных военных и защиту высокопоставленных чиновников. По неподтвержденной информации, речь может идти по меньшей мере о тысяче наемников. «Париж начал дипломатическую кампанию, чтобы помешать военной хунте в Мали принять соглашение, которое позволит российским частным военным подрядчикам, "группе Вагнера", работать в бывшей французской колонии»,— говорилось в сообщении Reuters. «Дипломатическое наступление» подразумевало как консультации с европейскими партнёрами и США, чтобы они оказали давление на Бамако, так и отправку эмиссаров в Россию и Мали. В том числе агентство упомянуло встречу в Москве специального представителя президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки, замминистра иностранных дел Михаила Богданова с директором департамента Африки и стран Индийского океана МИД Франции Кристофом Биго, состоявшуюся 8 сентября в рамках второго заседания российско-французской рабочей группы по Африке.

В МИД РФ об этой встрече упомянули традиционно скупо, но очевидно, что французские дипломаты не добились своей цели. Тема выплеснулась в СМИ, и её стали активно комментировать в европейских столицах, а также структурах Евросоюза. Поднимался вопрос о ЧВК и в рамках сессии Генассамблеи в ходе встреч Сергея Лаврова с французским коллегой Жан-Ивом Ле Дрианом и верховным представителем ЕС по внешней политике и безопасности Жозепом Боррелем. Об этом рассказал российский министр.

По его словам, ЕС попросил Москву «вообще не работать в Африке, потому что "это их место"».

«Лучше было бы синхронизировать действия ЕС и Российской Федерации в том, что касается борьбы с терроризмом не только в Мали, но и в целом в Сахаро-Сахельском регионе. А говорить, что "они здесь первые, поэтому мы должны уйти", во-первых, оскорбительно для правительства в Бамако, пригласившего внешних партнёров, во-вторых, так вообще нельзя ни с кем разговаривать»,— подчеркнул российский министр, дав понять, что Москва не против обсуждения вопроса о сотрудничестве. Но очевидно, что европейские партнёры к этому не готовы.

В Нью-Йорке господин Боррель несколько раз публично заявил, что возможное присутствие в Мали «ЧВК Вагнера» приведет к «немедленным последствиям для отношений между ЕС и переходным правительством этой страны». В середине сентября с аналогичными предостережениями в адрес Бамако выступили министры обороны 13 стран ЕС. «Мы хотим дать чёткий сигнал: мы не готовы допустить, чтобы "группа Вагнера" входила на малийский театр военных действий»,— сказал министр обороны Швеции Петер Хультквист. Отдельную обеспокоенность высказали главы военных ведомств Великобритании, Германии, а также Эстонии. А побывавшая лично в Мали министр обороны Франции Флоранс Парли подчеркнула: «Мы хотим возвращения малийского государства, а не прихода российских наемников».

Неспокойная страна

В 2012 году практически вся северная часть Мали оказалась сначала под контролем туарегского «Национального движения за освобождения Азавада», а потом исламистских группировок, которые стали активно продвигаться в сторону столицы страны Бамако. На помощь малийской армии пришла Франция. В 2015 году правительство Мали подписало соглашение о мире с лидерами туарегских движений, однако исламистские группировки, связанные с «Исламским государством» и «Аль-Каидой» (запрещены в РФ), продолжали проводить свою политику. Ситуацию усугубляет межобщинное насилие, которым умело пользуются джихадисты. С августа 2020 года Мали пережила два военных переворота. В ходе первого от власти был отстранен президент страны Ибрагим Бубакар Кейта. Группа военных назначила временным президентом Мали Ба Ндао, была достигнута договоренность о проведении парламентских и президентских выборов в феврале 2022 года. Однако в мае военные вновь сменили президента. Постановлением Конституционного суда страну возглавил вице-президент Ассими Гоита, который был организатором первого переворота. Новые власти пообещали не отказываться от выборов, хотя теперь не исключают их переноса на более поздний срок. Международное сообщество развитие событий в Мали смущает. Опасения, в частности, в середине сентября высказало Экономическое сообщество стран Западной Африки. В своём заявлении страны, входящие в эту структуру, посетовали на медленную подготовку к выборам и аресты оппозиционеров в Мали. Не понравились им и планы Бамако по сотрудничеству с ЧВК. О пересмотре сотрудничества с властями в Мали задумались и на Западе.

На протяжении последних девяти лет СБ ООН санкционировал проведение в Мали нескольких военных миссий. В частности, в 2012 было дано добро на ввод в эту страну 3,3 тыс. военнослужащих миссии африканских стран (AFISMA), а в 2013 году была учреждена Многопрофильная комплексная миссия ООН по стабилизации в Мали (MINUSMA), цель которой — защита гражданского населения и оказание гуманитарной помощи. В 2013 году в Мали отправил свою миссию Евросоюз (EUTM Mali), взяв на себя задачу по обучению подразделений малийской армии. Отдельно военную помощь Мали оказывала Франция. В 2013–2014 годах французские военные в рамках операции «Серваль» вели борьбу с исламистскими группировками в Мали. Затем из-за переноса деятельности террористических группировок на соседние страны операция была расширена до всего региона Сахеля, куда помимо Мали входят также Буркина-Фасо, Мавритания, Нигер и Чад, и получила название «Бархан». В операции задействовано более 5 тыс. военнослужащих. Кроме того, возглавляемая Францией оперативная группа «Такуба» помогает и консультирует ВС Мали.

В июле президент Франции Эмманюэль Макрон заявил, что Париж изменит модель военного присутствия в регионе Сахеля, а операция «Бархан» в её нынешнем виде будет завершена.

Речь идёт об уходе французов с военных баз на севере Мали до конца первого квартала 2022 года, а также сокращении французского военного контингента до 2,5–3 тыс. человек при одновременном расширении международного партнёрства по борьбе с терроризмом. «Приоритет будет отдаваться борьбе с террористами с использованием сил специального назначения»,— заявил президент Макрон. С 2013 года Франция потеряла в Мали 52 военнослужащих. Последний из них погиб на прошлой неделе в ходе наземной операции. При этом есть и удачи. В частности, в середине сентября французы ликвидировали главаря террористической группировки «Исламское государство в Большой Сахаре» (филиал ИГ, запрещенного в РФ) Аднана Абу Валида ас-Сахрауи. Летом также было несколько успешных операций.

Власти в Мали были шокированы решением Парижа и решили искать новых партнёров. Об этом, в частности, заявил накануне с трибуны Генассамблеи ООН премьер-министр страны Шогель Кокалла Маига. «Новая ситуация, возникшая в результате завершения операции "Бархан", ставит Мали перед свершившимся фактом: нас в определенной степени бросили в беде. Это заставляет нас исследовать пути и средства для лучшего обеспечения нашей безопасности самостоятельно или с другими партнёрами, чтобы заполнить пустоту»,— сказал он. О каких партнёрах идёт речь, он не сказал. Не ответил на вопрос о «ЧВК Вагнера» и глава МИД Мали Абдулай Диоп, который также находился в Нью-Йорке и встречался с Сергеем Лавровым. Однако мало кто сомневается, что под «другим партнёром» премьер Мали имел в виду именно российскую ЧВК. В ходе своего выступления он также призвал ООН усилить и ужесточить работу своей миссии в Мали.

По мнению африканиста Алексея Целунова, французские операции «Серваль» и её продолжение «Бархан» оказались достаточно эффективными, чтобы остановить продвижение повстанцев к Бамако, уничтожить джихадистское протогосударство на севере Мали. Однако, по его словам, действующие группировки, связанные с «Аль-Каидой» и «Исламским государством», слишком подвижны. «Они не стремятся к установлению территориального контроля, делая ставку на теневое влияние. Они предпочитают сочетание террора и оказания посреднических услуг местному населению. В итоге курс на точечную ликвидацию лидеров джихадистского подполья — арабов и берберов, в том числе алжирского и мавританского происхождения, приводит к дальнейшему дроблению группировок, замещению вакантных постов местными кадрами, более гибкими и потому более опасными для малийского государства. С этой точки зрения французская операция не может оцениваться как успешная»,— отметил эксперт.

Алексей Целунов считает, что заинтересованность в «Вагнере» лишь часть сложного поиска выхода из тупика руководством страны.

«Помимо достаточно распространенных в крупных городах юга страны симпатий к РФ, это можно расценивать как заинтересованность в структуре, не скованной бюрократическими процедурами конвенциональных ВС и в то же время не ограниченной политикой и протоколами традиционных ЧВК, в основном задействованных в охранно-логистических мероприятиях, разминировании и т. д., в реалиях Мали — совершенно недостаточных. В то же время следует отметить, что возможности любой ЧВК на огромной территории ограничены просто технически»,— подчеркнул он. Эксперт также не исключил, что, столкнувшись с критикой и давлением со стороны регионального сообщества, требующего скорейшей организации выборов, Ассими Гоита может разыгрывать карту «Вагнера», чтобы обеспечить себе рычаги давления на соседей и, возможно, попытаться остаться у власти за пределами отведенной военным властям крайней даты.

Источник: Проект