• Поплічнику Портнова, який розробляв план здачі Крима, загрожує щонайменше 10 років в’язниці title=
    Поплічнику Портнова, який розробляв план здачі Крима, загрожує щонайменше 10 років в’язниці
  • Відкриття арт-простору KS, 6 Gallery – культурне свято для столиці title=
    Відкриття арт-простору KS, 6 Gallery – культурне свято для столиці
  • В Києві відкрився новий арт-простір KS, 6 Gallery title=
    В Києві відкрився новий арт-простір KS, 6 Gallery
  • Ukrainian Heart — об’єднання заради процвітання України title=
    Ukrainian Heart — об’єднання заради процвітання України
Пятница, 09 Февраль 2018 00:00

Общественный деятель Константин Бильцан: «Наконец-то съехали — и соседи вздохнули с облегчением…» Featured

Так поговаривали поначалу, когда покинули-таки территорию очень густо населённого частного сектора слишком беспокойные, мягко говоря, арендаторы помещения в доме по адресу: г. Днепр, ул. Шмидта, 4Н. Однако рано радовались, как оказалось! Последователи Сандея Аделаджа не так просты, как это кому-то кажется, чтобы считать их, разве что суетно-шумноватыми. Они — опасные для общества люди!

КТО ПОПАЛ В ИХ СЕТИ, НЕ УЙДЁТ ПО СВОЕЙ ВОЛЕ

Наш независимый корреспондент уже выяснил главное: когда консолидированный арендатор — представители секты «Последователи Сандея Аделаджа» в Днепре под руководством пастора Евгения Белецкого, наконец-то, покинул помещение, соседи по частному сектору, впервые, начали спать спокойно. Молитвами громогласными не будили, никто не шастал туда-сюда в любое время суток… У нас, конечно же, свобода вероисповедания, однако — не до такой же степени, что кому-то стать законным владельцем земли по соседству не удаётся милостью Божьей, а кто-то вдруг пару кусков железного покрытия крыши не досчитался — тоже по велению свыше, что ли?

Да побойтесь Бога, наконец, воистину торгующие во храмах!!!

В частном секторе не скроешься от людей, которые рядом. Они прекрасно понимают, что рядом — порча, которая расползается городом по мере обволакивания сектой, словно тралом, всё плывущее бездумно. Порой, даже вполне обеспеченные соотечественники втягиваются в омут, откуда не выплыть во всём своём входящем благополучии. Разве что — вынесет пеной волна, какая, сбрасывая не берег мутного потока отработанный материал…

Куда бежать, приговаривая «Не до жиру, лишь бы живу…» и всё такое прочее?

Очень трудно дать ответ на этот вопрос.

Живыми-то считать абсолютно покалеченных морально и разорённых «истинно верующих» общество не может. И не готово, более того, всех вернуть к жизни. Оно их отторгает — и это можно понять: ЗАЩИТА ОТ ПОРЧИ.

Однако — правильно ли это?

Сегрегативные подходы к современникам истинная демократия не приемлет. А мы ведь вроде бы хотим именно демократии…

Вот тут нам и подножка от Белецкого со товарищи: у них и страждущих подберут, и случайно заблудших… Очень интересный пример: один из подобранных, скажем так, страдает вследствие полученной травмы ноги долго и мучительно. Разок-другой приходит помолиться, затем компотом каким-то угощают — о, какое затем облегчение! Пару-тройку часов ничего не болит…

— А потом вдруг очень-очень хочется компотика?

— Как сами понимаете, не вдруг.

— Не поинтересоваться ли, что за компотик?

— Правильная мысль. Особенно в свете того, что причащающиеся-исцеляющиеся вдруг начинают сбывать машины, мебель, драгоценности, квартиры…

Люди попадают в зависимость!

За счёт зависимых кому-то, весьма на вид скромному и благочестивому, затем хорошо гуляется на стороне — за рубежом или просто не на своей, Богом отведенной для обращения во истинную веру территории…

Да побойтесь же Бога, наконец!

…Разве соседи по частному сектору всего того не понимают?

Да всё осознают, как есть: дело не в том, что спокойно спать не удавалось из-за шума-суеты. Главная беда — людей втягивают в секту, их всё больше, втянутых и оказавшихся в безвыходной ситуации!

Как жить с этим рядом?

ВОТ ТАКОЙ КОМПОТ…

Начнём с точки отсчёта, которой следует считать начало 2018 года, когда съехали соседи — баптисты, утомившие постоянными слётами своих паств, навязчивыми предложениями вступить в их секты и даже попытками затянуть силой хотя бы на разок-другой в конференц-зал дома по улице Шмидта, 4Н.

Наш корреспондент опросил соседей. Как выяснилось, многие возмущены тем, что по названному адресу годами собирались толпы, неделями никто вокруг не мог уснуть, однако никакой управы как-то не слагалось. Отдельные высказывания: «Не высыпаемся неделю»; «Никто из соседей не жалуется. Все живут особняком»; «Как с ними бороться? Даже участкового не могут найти…»

Однако весточка об изгнании горе-арендаторов объединила соседей радостью. Но… Неужели не придётся спать спокойно ещё и после того, как некто Дмитрий Кононов приобрёл дом по Шмидта, 4 Н?

Наш спецкор уточнил: 18.12.2017 именно Дмитрий Кононов приобрёл указанное здание, на что есть соответствующий договор купли-продажи. Кононов через своих представителей продолжительное время вёл переговоры с представителями секты «Последователи Сандея Аделаджо», чтобы горе-арендаторы, не совместимые с безопасностью и комфортом среды обитания местности в целом, освободили помещения в доме по Шмидта, 4 Н. Однако переговоры ни к чему не привели. 26.01.2018 года новый собственник Дмитрий Кононов заключил договор с охранной фирмой «Гайдамаки» и здание, перешедшее в его собственность, было взято под охрану для обеспечения сохранности имущества арендаторов. Абсолютно всех, кроме представляющих опасность для окружающих. Им-то, как следует понимать по степени возмущения и ярости противодействия, мешают. Новый собственник отказал в аренде конференц-зала — и негде им, истинно верующим и возлагающим надежды на свободу вероисповедания, теперь собираться!

На сегодня ситуация такова: у представителей Кононова имеются все правоустанавливающие документы, копии которых переданы в соответствующие инстанции правоохранительных органов. Со стороны арендаторов жалоб не поступало. Кроме сектантов, не желающих соглашаться с действительностью. Они пишут везде с упорством, достойным лучшего применения, если они — верующие-таки.

И веруют, возможно, во что-то искренне, истово и даже фанатично.

— Во что же именно?

— Давайте сперва уточним, кто кому тут мешает, на Шмидта и поблизости!

— Про вере?

— Судите сами.

КТО КОМУ ТУТ МЕШАЕТ И ПОЧЕМУ?

И снова наш спецкор — на спецзадании.

Житель дома №4 по улице Шмидта Петр Шарий говорит, что его сосед мешает ему стать законным владельцем земли. Проблемы возникли более десяти лет назад.

Дом в частном домовладении принадлежал матери Петра. В 2002 году на территории появилась семья Белецких. Как оказалось впоследствии: Белицкие выдурили у будущих своих прихожан несколько квартир. А потом новые соседи начали вести себя, как дома ломая во дворе старые ветхие домики и строить на освободившемся месте новый дом с пристройками. В 2004 году в этом дворе жила ещё одна домовладелица — Распутина. Она и мать Шария подали в суд иск на нового соседа о запрете самовольного строительства, поскольку ни законных прав землеотвода, ни документов на строительство у Белецких не было.

— Суд женщины выиграли, однако строить сосед не прекратил, - рассказывает адвокат Владимир Данич. - После они подали иск о сносе незаконного здания и вновь выиграли суд. Здание, как вы понимаете, никто не снёс. Мать Петра скончалась в 2007 году, Шарий и его сестра Нина Немировская получили дом в наследство. На момент вступления в права наследства они имели сорок сотых всего домовладения. Но землю оформить не смогли. Земля-то ведь общая, но на ней — незаконные строения Билецких, потому и в оформлении отказывали. Билецкий тоже пытался оформить свою землю, но: когда приезжал геодезист, каждый раз видел изменения на территории. Стройка ведь продолжалась! Нам везде говорили: сосед должен или узаконить строительство, или снести здание.

Шарий и Немировская уверены, что сосед просто хочет выжить их из дома. Он наглым и противозаконным способом захватывает чужие строения и городскую землю.

— Он нам предлагал уехать, говорил, мол, купит нам дом в черте города. Потом предлагал сделать нам выход не на Шмидта, а на другую улицу. Мы отказываемся, мы хотим узаконения, поэтому пошли в суды. Потом он тупо чал подделывать документы с помощью нечистых на руку регистраторов и на основании этого продавать сразу нескольким покупателям имеющиеся, якобы у него в собственности помещения, - говорит Нина Немировская.

Начались новые судебные тяжбы. Суды, включая апелляционный, продолжали поддерживать позицию Шария и его сестры.

— С 2010 года было вынесено пять решений судов в нашу пользу, – говорит адвокат Данич, показывая документы. - И прокуратура нашу правоту подтверждала, и ГАСК. Суд постановил снести незаконно построенный дом. А исполнительная служба заявила, что не знает, как это решение выполнить. Так до сих пор и «выполняют».

Горожане обратились в 2014 году в милицию. Правоохранители открыли дело по факту невыполнения решения суда.

— А потом внезапно дело закрыли, сообщив, что документы у застройщиков якобы есть. Мы обжаловали это в суде — вернули на доследование. Милиция опять закрыла дело, мы — опять в суд…Как вы уже поняли Белицкий всех покупал, причём очень дорого…

— И опять дело осенью 2014 – ого вернули правоохранителям! С тех пор милиция, нужно полагать, расследует. Хотя уверены, что лежат у них материалы мёртвым грузом!

Шарий и Немировская, дополняя друг друга, развивают сюжет. Осенью написали, в частности, жалобу губернатору, понадеявшись получить поддержку. От ОГА — запрос в исполнительную службу.

От истцов — жалоба в Министерство юстиции…

СПОРНОЕ СТРОЕНИЕ — ТРЁХЭТАЖНЫЙ ДОМ

А спорят, однако, не только по частному поводу частного дома. В 2014 году Белецкие незаконно начали возводить во дворе новое строение, впритык к дому Петра. С другой стороны — дом № 6. Там живет Алла Потапенко.

— У меня к стройке дом выходит коридором. Коридор крытый. Во двор с крыши свисали два куска железного покрытия. Застройщики, недолго думая, отрезали от листов два куска, в помещение стала поступать влага, - рассказывает владелица 6-го дома. - Строители кое-как эти листы поправили, но сильных ветров поврежденное покрытие не выдержит. Потребовала у Белецкого компенсацию, отнесла жалобу в горсовет, райсовет, милицию. Сосед говорит: мол, забери документы. Если я штраф заплачу, то не дам тебе компенсацию. А участковый — своё: если 100 гривен есть, можете идти в суд. Вот и весь разговор. А это ведь моя частная собственность, которую повредили!

Госисполнитель Андрей Греков был попроще. Посоветовал писать запрос и прокомментировал: пусть его пишет сторона по делу. Дескать, другие к тому никакого отношения не имеют… На то возмущённые жители, процитировав закон, сообщили Грекову, что «…отношение мы как раз очень имеем и что эта информация является по закону открытой…»

— Ну, пишите, — разрешил госисполитель.

?!?

Есть сведения, что чёрный застройщик Евгений Белецкий якобы здания уже давно узаконил через суд, о чём его соседи пока не знают. Позднее стало уже даже известно, что Евгений Белицкий и вовсе продал это здание сразу нескольким покупателям, выручив при этом немалые деньги. Что касается жалоб, то все они, по версии Белецкого, продиктованы элементарным корыстным желанием.

— Я купил здесь четыре квартиры. Все они были ветхими, старыми, разрушенными бомжами. И я жил здесь и параллельно ремонтировал жилище. Бывшая соседка тогда подала на меня в суд. Суд постановил снести здание. А когда я понёс в суд мировую, её во внимание не приняли по той причине, что воспротивился Красногвардейский райсовет, который, надо полагать, хотел получить выгоду, — рассказывает он. – Никому мои строения не мешают. Шарий просто хочет, чтобы я заплатил ему 500 тысяч. Тогда он, мол, перестанет жаловаться. Я таких денег платить не буду. И 40% двора, на которые он претендует, – это наглость.

По мнению Белецкого, причиной жалоб жительницы 6-го дома также являются деньги.

— Я восстанавливаю квартиру. А жители 6-го дома, когда делали крышу, не учитывали, что её край залазит на чужое домовладение и что с неё будет литься вода на чужую квартиру. Вот мы и облагородили, подрезали. А теперь с нас требуют деньги. Причём суммы растут, — уверяет он. – И я им говорю: приглашайте компетентные структуры, пусть разбираются.

В одной из компетентных структур, в ГАСКе, к слову, ничего не знают о новом строении. В своем официальном письме они пишут о «сооружении неизвестного происхождения», а также сообщают, что Билецкий отказался прибыть на объект и предоставить документы.

— Нами было направлено письмо в Кировский РО ДГУ ГУМВД Украины в Днепропетровской области о содействии в проведении проверки соблюдения норм действующего законодательства в присутствии собственника с получением необходимых документов, — пишет в 2014 году замдиректора департамента инспекции Садовой.

СВОБОДА ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ ИЛИ БЕСПРЕДЕЛА?

Находчивого предпринимателя Евгения Белецкого, торгующего верой, причём довольно успешно, соседи называют пастырем церкви либеральных христиан (в свое время курируемой Черновецким). Говорят, что на одном из этажей трёхэтажного здания, которое суд определил к сносу, проходят службы  вместе с другим пастором, но уже иной христианской миссии "Благая Весть" - Владимиром Ивановым.

В 2005 году в Днепропетровске «либеральные христиане» прославились акцией под стенами горсовета: надули огромный шар с надписью «Иисус господь в Днепропетровске» и развернули белые флаги Либерально-христианской партии Украины. «Да не будет в этих стенах сатаны!» – кричали митингующие, которые вели спор за землю на улице Космической.

Точно по такому же сценарию в апреле 2004 года лидер секты «Посольство божье» Нигерин Сандей Аделаджа привёл несколько тысяч верующих под стены Киевской горадминистрации, чтобы «решать земельные вопросы». Сандей заявил, что его народ будет приходить сюда каждый день. «Народ» выполнял установки «шаманов», стоящих на крыльце мэрии: пел, скандировал лозунги. Тогда говорили, что эти акции —  раскачка перед выборами. А также — запугивание с целью решить свои земельные вопросы.

«Верующие», которых «лучше не трогать», — хороший инструмент шантажа, не правда ли?

— Что скажет на это независимая правозащита?

— Я буду защищать интересы законного собственника помещения и права людей, которые хотят жить в правовом обществе. Свобода вероисповедания — это не свобода от ответственности за втягивание в ту деятельность, от которой ущерб моральный, материальный и физический.

— А что скажет демократия, если вернуться к принципам несегрегативности?

— Люди, пострадавшие вследствие втягивания в секты, нуждаются в помощи.

— Однако — это уже совсем другая история?

— Скорее: продолжение следует.

Автор: Егор Синицын

Источник: vse.media